История успеха Лэма Бэнкера 12 Апреля

Лэм Бэнкер считается одним из самых успешных беттеров за всю историю ставок. Впервые сделав ставку в 50-х годах 20 века, он сколотил состояние в несколько миллиардов долларов за менее чем 50 лет на ставках в Лас-Вегасе.

Лэм Бэнкер родился в 1927 году в Нью-Джерси. У его отца была кондитерская, где тот тайно устраивал азартные игры.

Его отец сходил с ума от азартных игр, увлекаясь ставками на скачки, настольными играми, картами и т. д. Однажды отец Лэма подарил сыну бейсбольную перчатку, а потом её же заложил за карточным столом. Его отец увлекался боксом и хотел, чтобы Лэм стал боксёром. Отсюда и появилось у Лэма увлечение спортом и ставками.


В последние годы Второй Мировой Войны Лэва призвали в армию, воевал. После окончания войны закончил учёбу. Также у него хорошо получалась игра в баскетбол, и ему предложили стипендию в колледже в Майами. Но учёба его не сильно привлекла, и он начал принимать ставки на спорт у студентов. Свою же первую ставку Лэм Бэнкер сделал ещё в 20 лет за кондитерской своего отца.

Более серьёзно гэмблингом Бэнкер увлёкся уже в более старшем возрасте, когда стало понятно, что нужно как-то зарабатывать на жизнь (его отец всегда говорил, что сын будет «бродягой»). Правда, по словам самого Бэнкера, он так никогда ни на кого и не работал.

В начале 70-х годов Лэм Бэнкер пытался построить свой букмекерский бизнес. Вот что он говорит об этом опыте в своей жизни:

— Это было очень рискованное время, так как я пытался наладить бизнес двух букмекерских контор: старая «Саратога», и в еще одной, которая теперь называется «Derby Sports Book». Парень который содержал их до меня, оставил дела в связи с вступившим в силу законом Кеннеди. Я принял его бизнес не имея банкролла. Деньги, что мы заработали в первый день, пришлось отдавать победителям предыдущего дня — настолько дерьмово обстояли наши дела.
Затем я увидел, что это очень грязный бизнес. Ты постоянно имеешь дела с незаконными ставками. И я решил, что лучше мне быть игроком. Я заработал на этом к 1964 г. 10 000 долларов. Что, по тем временам, являлось большими для меня деньгами.

Раньше не было ни интернета, ни компьютеров, ни социальных сетей. И Лэм Бэнкер старался опережать время и получать ту информацию, которой не владеют другие игроки и даже букмекеры, имея знакомых в боксе, баскетболе и бейсболе. Однако всё равно по большей части он полагался на газеты:

— Один парень звонил мне из Нью-Йорка и читал мне газеты со всей страны — из Нью-Йорка, Атланты, Нового Орлеана, Чикаго. Также я знал лично всех боксёров: Рокки Марсиано, Джо Луи, Сонни Листон. Я знал их всех.

В 1985 году должен был состояться бой между Марвином Хаглером и Томас Хирнсом. Бэнкер узнал, что Хирнс получил рассечение во рту за несколько дней до поединка:

— Как только я получил телефон, я позвонил менеджерам Хаглера и я сказал им про травму Хирнса и чтобы Хаглер бил как можно больше Хернса в область рта. Хаглер выиграл в третьем раунде техническим нокаутом. Какой-то журнал назвал этот бой «самыми зажигательными 8 минутами в истории бокса». Это было не на 100% честно, но это пополнило мой банк на 100.000 баксов.

Похожие действия были и в бое Ларри Холмса против Мухаммеда Али в 1980 году. Имея немного инсайдерской информации, о том, что Али перед матчем боролся со своим весом, Бэнкер сделал ставку на Холмса. Холмс остановил Али в 10 раунде из 15. Что вспоминает про эту игру Бэнкер:

— Я сидел в 1-м ряду, и один из журналистов, спросил у меня, кто мне больше нравится. Я ответил, что Холмс, и слева на меня гневно посмотрела девушка. Мне хватило 1 секунды, чтобы узнать в ней девушку Али — Веронику. Я сразу сказал: «О, я имею в виду Али. Я люблю Али!»

Все свои самые крупные и любимые победы Лэм хранит дома в качестве фоторамок, и давая интервью всегда показывает кадры из памятных ему спортивных событий.

На рубеже 20–21 века Лэм Бэнкер уменьшает количество ставок и уменьшает размеры ставок. Вот что говорит про последние годы в ставках Лэм:

— Сейчас эти уроды всё компьютеризировали. Они просчитывают всё, с ними работать намного сложнее, чем раньше. Думаю, если бы я начал сейчас, я не был бы столь успешен. Я могу поставить 500 баксов, и мне потом показывают, как сильно просела линия из-за моей ставки. И всё, что я могу сказать: Ого, я поставил всего 500 баксов. На что мне говорят: «Но это поставил ты». Сейчас нельзя делать многое из того, что я делал в 90-х, когда страной управляли бандиты. Сейчас меня скорее посадят, чем выплатят мне деньги, если я буду хитрить.

В конце 20 века Лэму запретили играть в конторе Хилтон и других конторах и отказывали ему под видом разных надуманных обстоятельств. Лем рассказывал:

— Иногда они принимали мою ставки в надежде отследить каким путем я пойду, чтобы изменить коэффициенты в свою пользу.

Вот такая насыщенная жизнь была у Лэма. Сейчас ему 89 лет.